Владимир Вениаминович Бибихин родился 29 августа 1938 г. в г. Бежецке Тверской обл. в семье служащих. После окончания школы пытался поступить на философский факультет МГУ. Его не зачислили из-за плохой характеристики (критиковал директора школы в стенгазете); прошел трехлетнюю службу в армии. Начав самостоятельную жизнь рабочим (мастером в лаборатории НИИ), учился затем в Институте сельского хозяйства, в Московском энергетическом институте, но закончил (в 1967 г.) только 1-й Московский педагогический институт иностранных языков им. М. Тореза. Во время учебы в МГПИ (1962–1967) параллельно английскому и французскому изучает испанский, немецкий, санскрит и другие новые и древние языки, посещает лекции и семинары на филологическом факультете МГУ, с особым вниманием изучая классические языки и общую лингвистику. По окончании преподает в Московском государственном институте международных отношений (1967–1968), в Московском государственном педагогическом институте им. М. Тореза (1969–1970), на историческом факультете МГУ (1969–1970). С 1972 по 2004 г. работает научным сотрудником Института философии АН СССР. Постоянно переводит и реферирует новейшие зарубежные труды по философии и филологии для изданий ИНИОН АН СССР, пишет статьи для энциклопедий, редактирует переводы в издательстве «Наука». Работает секретарем у последнего представителя русской философской школы Алексея Федоровича Лосева. Кроме А. Ф. Лосева, важнейшую роль в своем становлении В.В. Бибихин отводит С.С. Аверинцеву и А.А. Зализняку. Собственные философские труды, которые он в эти годы пишет «в стол», начнут публиковаться только в 90-е годы. В 1977 году защищает кандидатскую диссертацию «Семантические потенции языкового знака», в которой предлагает альтернативный семиотическому путь понимания знака.

В 70–80-е годы складывается репутация В.В. Бибихина как великолепного переводчика самых сложных философских, богословских и литературных текстов, гуманитарного ученого редкой и обширной эрудиции. Его переводы представляют собой не только филологическое, но и философское достижение. В них весьма решительно пересмотрены принципы интерпретации текста, известные отечественной традиции философского перевода. Без этой подвижнической переводческой работы нельзя представить себе Бибихина-философа. В переводах и истолкованиях классических и новейших авторов он решает ту же задачу, что и в собственных трудах: «громадную задачу философского обживания русского языка». Благодаря переводам В.В. Бибихина русский читатель познакомился с трудами таких мыслителей ХХ века, как М. Хайдеггер, Г.-Г. Гадамер, В. Гейзенберг, Г. Марсель, З. Фрейд, К.Ф. Юнг, Х. Арендт, В. Дильтей, У. Эко, Г. Зедльмайер, П. Тиллих, новейших французских философов (Ж. Деррида, А. Глюксман, Б.А. Леви, Ф. Везен, Ф. Федье и др.) и таких писателей, как Антонен Арто, Эжен Ионеско, Г. Бёлль, Г. Лорка. Как переводчик и комментатор В.В. Бибихин занимается классической философией (Аристотель), греческой патристикой (Дионисий Ареопагит, Григорий Палама), латинским богословием (Николай Кузанский), мыслителями Возрождения (Я. Коменский, Ф. Петрарка), немецкой мыслью 19 века   (В. Гумбольдт). Такие переводы Бибихина, как «Бытие и время» М.Хайдеггера (опубликовано в 1997) и «Триады в защиту священно-безмолвствующих» св. Григория Паламы (опубликовано 1995), требующие невероятной мобилизации языковых и интеллектуальных возможностей, несомненно принадлежат к классике мирового перевода.

 В роли самостоятельного философа Бибихин выходит на публичную сцену только в 1989 году – и выходит прежде всего как лектор, а не автор книг. По приглашению акад. Вяч. Вс. Иванова он становится сотрудником вновь созданного Института теории и истории мировой культуры (ИТМК) при философском факультете МГУ. В течение четырнадцати лет, с 1989 по 2003 (причем последние десять лет – безвозмездно), В.В. Бибихин читает большой цикл курсов, каждый раз объявляя новую тему. Разнообразие этих тем поражает: часть их может быть отнесена по ведомству «истории философии» и посвящена конкретным авторам и конкретным сочинениям; другая часть представляет собой философское чтение поэтического – в широком смысле – слова; некоторые курсы  развивают темы, открытые самим В.В. Бибихиным в качестве насущных предметов современного философского вопрошания ( «Лес», «Пора», «Правда»). Общим для всех этих курсов можно считать интимнейшее соединение философской и лингвистической материи. В этом отношении Бибихин продолжает работу таких мыслителей, как В. Гумбольдт, А. Потебня, П.Флоренский и Г. Шпет и отвечает одному из магистральных движений мысли двадцатого века – проблеме онтологического статуса слова, обсуждавшейся двумя важнейшими для него философами 20 века – Мартином Хайдеггером и Людвигом Витгенштейном. Витгенштейн и Хайдеггер составляют постоянный фон его мысли и сопровождают его до конца. В последние месяцы жизни, уже тяжело больной, Бибихин ведет семинар по раннему Хайдеггеру и последний вечер своей жизни проводит за правкой книги о Витгенштейне.

Уже первые лекционные курсы 1989-1990 гг. приносят Бибихину славу далеко за пределами университета и становятся философским событием для своих многочисленных слушателей. Тексты курсов превращаются в книги (к настоящему времени опубликовано больше половины курсов лекций; издания двух первых курсов, «Мир» и «Язык философии», выдержали два и три издания и приобрели статус философской классики).

Мысль Бибихина не ограничивала себя той или иной философской школой, да и вообще полем академической философии, черпая отовсюду и вопрошая всех (своего рода сократическое начало его мысли), сопоставляя мыслителей совершенно непривычным образом (например, Ф.Петрарку и св. Паламу). Исходной для него была свободная данность вещи, открытой для разборов и различений. И если школу, в которой была выработана эта открытость, попытаться как-то  назвать, вероятно, больше другого ей подходит имя «русской феноменологии» (так и говорят о его мысли европейские коллеги). В чем состоит «русскость» этой мысли, растущей из всемирных корней, это вопрос долгого обсуждения.

Хотя значительная часть написанного В.В. Бибихиным еще только готовится к публикации, но уже исходя из того, что стало доступно современникам, можно утверждать о явлении новой самостоятельной философской фигуры, особого вида философствования, состоявшегося в русской культуре в ее переломные годы.  Отношения со «своим временем» составляли нерв мысль Бибихина, ибо свободная мысль о насущном, как он не раз утверждал, создает и спасает свое время. Основной темой мысли Бибихина с начала и до конца остаются две вещи: мир и слово.

В.В. Бибихин умер 12 декабря 2004. С этого момента все публикации его трудов, написанных в столь недавнюю эпоху в ответ на  требования обновления, предъявленные к русской истории и мысли, будут только посмертными.

Информация с Официального сайта В.В. Бибихина.

 

Участник выставки non/fictio№18