181

вернуться

Свааб Дик
Мы - это наш мозг: От матки до Альцгеймера

 
Александр Каплан. Журнал Psychologies

Александр Каплан 

Дик Свааб оказался очень интересным собеседником.

Его книга – это не лекция и не популярное изложение ученых истин, это неторопливая беседа с читателем, без малейшей попытки навязать свое мнение. Подзаголовок книги (дословно) «От чрева матери к Альцгеймеру» раскрывает замысел автора: рассказать, что наш мозг – от первых проблесков сознания в человеке и до его ухода в небытие – полностью объясняет сущность человека, и как биологического существа, и как личности!

 Мозг формирует человека во всех его интеллектуальных взлетах и деградации, в изменениях психики при шизофрении и трансформации пола при гомосексуализме, в бредовых галлюцинациях при наркозависимости и экстатическом религиозном переживании в молитве, наконец, в формировании морально-этических ценностей и представлениях о свободе воли. Свааб захватывающе объясняет, как условия развития плода влияют на жизненные перспективы растущего человека; рассказывает о таинстве эмбриональных воспоминаний (как у Сальвадора Дали), о картах активности мозга человека, различающихся на этапах ранней и поздней влюбленности, о проблемах пересадки сердца и сохранения при этом душевной привязанности и, наконец, о тайне околосмертных состояний. Самое замечательное в этих описаниях то, что Дик Свааб, при всей легкости своего пера и не лишенном юмора изложении, никогда не отступает от строго научного подхода к самому выбору фактов и их трактовок.

 «Мы – это наш мозг», – в каждой главе последовательно доказывает профессор это свое кредо, за которое однажды получил ироничную ремарку местного епископа: «Ведь не будет жена профессора Свааба любить исключительно – или в первую очередь – его бренный мозг?» Свааб ответил в том же стиле: «Моя жена говорит, что если сделать трансплантацию моего мозга в тело Стива Маккуина (актера из голливудской «Великолепной семерки». – Прим. автора), она возражать не будет»! Кстати, обсуждая вопросы взаимоотношения полов, Свааб считает моногамный выбор партнера несомненным преимуществом для защиты семьи, но тут же замечает, что это эволюционное приобретение человека до сих пор остается немалой нагрузкой для его мозга.

 Книга, безусловно, будет интересна тем, кто интересуется природой своего характера, привычками, особенностями поведения, склонностей к тем или иным поступкам, а главное – возможностями совершенствовать эту природу, чтобы в полной мере реализовать ресурсы своего мозга, то есть – самих себя.

©Журнал Psychologies

Валерий Шлыков

Подзаголовок «От матки до Альцгеймера» сообщает не только о том, что рассказ ведется хронологически: от зарождения мозга до его упадка и гибели; главное побуждение автора — обратить наше внимание на то, сколь многое в последующей жизни мозга (и, разумеется, нас с вами) определяется месяцами, проведенными в материнском лоне. Гомо- и транссексуальность, склонность к педофилии и агрессивному поведению, предрасположенность к депрессии и аутизму — эти и многие другие сильные и слабые «девиации» являются результатом «внутриматочного программирования», от которого существенно зависит наш взрослый modus vivendi . Настолько, что либеральный профессор убежден: что бы криминального ни совершили молодые люди, их нельзя судить, если их матери в период беременности курили или принимали сильнодействующие препараты. Они не виноваты, за них все решил их неправильно развившийся мозг. Впору попенять голландцу за парадокс: если «мы — это наш мозг», то решения мозга — это и есть наши решения, в каком бы состоянии они ни принимались! Тем более что Свааб считает свободу воли «приятной иллюзией» и только.

 Но профессору философские споры малоинтересны. Он полагает, что о человеческой природе лучше всего расскажут отклонения от нее. В своей книге Свааб собрал впечатляющий паноптикум «мозговых девиаций»: тут и люди, вынужденные ежедневно выделять 15 литров мочи, и те, кто съедает только с левой части тарелки, и те, кто засыпает, как только начинает смеяться, и люди, которые все время едят, утверждая, что они все время голодают. Нужно ли удивляться, что и те способности, которые нас восхищают (абсолютный музыкальный слух, абсолютная фотографическая память), также занесены по ведомству «нарушений». Свааб не говорит о гениях, он говорит о савантах. Напрашивается вопрос, есть ли разница? Огромная! Савант — раб своей таланта; гений — колумб и магеллан.

Читать полностью на Питербук

Лиза Биргер. The village

Лиза Биргер.

Книга голландского профессора, главы Нидерландского института мозга, выходит на русском языке более чем вовремя. Эти исследования почти тридцатилетней давности пригодятся нам сегодня, чтобы разрешить жаркий и совсем не научный спор. В главе, посвящённой мозгу и сексуальности, Свааб безапелляционно утверждает: нет ни одного доказательства, что среда способна оказать влияние на человеческую сексуальность. Иными словами, гомосексуальность или трансгендерность зависят только от генов и — сюрприз — пребывания в утробе матери. Гомосексуалами не становятся, ими рождаются. И, родившись, умирают, потому что точно так же никто не становится гетеросексуальным.

Применительно к аттракциону новых российских законов, исследования Свааба означают полную бессмысленность любого разговора о «пропаганде». Наука не знает примеров гомосексуалов «излечившихся», хотя из проделанного с ними можно составить экспозицию немаленькой пыточной камеры, вплоть до операций на мозге и пересадки яичек. Мужчина останется гетеросексуальным, если всё детство наряжать его в женские платья и заставлять играть с куклами (вспомним случай Хемингуэя), но может вырасти геем в идеально мужском окружении, если мать во время беременности курила или позволяла себе пропустить стаканчик, даёт понять Свааб. Ни концерт условной Леди Гаги, ни чтение условного Жана Жене не способны изменить нашу сексуальную ориентацию. Зато вероятность гомосексуальности возрастает с числом уже родившихся братьев: это защитная реакция организма матери на выделяемые плодом маскулинные вещества. В гомосексуальных парах зачастую вырастают абсолютно гетеросексуальные дети. Среда — нет, гены — да, и вариантов не дано.

 В Голландии, где об исследованиях профессора Свааба стало известно в конце 80-х, разыгралась настоящая буря. Только немножко не с той стороны, с которой мы могли бы себе представить: доктора Свааба обзывали доктором Менгеле, ему поступали звонки и приходили открытки с почти анекдотическими угрозами, был даже отправлен запрос в парламент по поводу этичности его исследований, потому что гомосексуальные мужчины Голландии очень обиделись, что их лишили права выбора:

 «Группа гомосексуальных мужчин чуть не с религиозным пафосом объявила, что вообще все мужчины гомосексуальны, но только часть из них решается сделать свой выбор. Они назвали этот выбор политическим. Я ответил, что не могу усмотреть здесь никакого политического выбора и что выбор относительно нашей сексуальной ориентации делается во время пребывания в матке. Как бы то ни было, немалая часть их разозлилась до крайности, и в течение трёх недель в прессе появились сотни статей. Нидерландскую ассоциацию за интеграцию гомосексуальности (COC) „потрясло это исследование“».

 Свааб, к слову, написал книгу вовсе не для того, чтобы защитить права геев или тем более оскорбить их. Описывая человеческий мозг и его развитие от зародыша до смерти, он по всей науке отвечает на очень старый вопрос, которым задавались ещё французские просветители: насколько человека определяет среда, а насколько он рождается уже готовеньким. Если верить Сваабу, ничто уже не способно так глубоко повлиять на нас, как пребывание в материнской утробе. Так, стрессовый гормон кортизол оказывает влияние на сексуальное развитие, а курение матери и недостаточное питание во время беременности вызывают повышенную агрессивность и синдром дефицита внимания. Последние наблюдаются у половины подростков-преступников.

 Глава за главой Свааб объясняет, почему не имеет никакого смысла верить в Бога, заниматься спортом (это только зря изнашивает тело), принимать наркотики. Надо лишь беречь и тренировать мозг. Продолжительность (как, кажется, и качество) жизни определяется для него двумя факторами: обменом веществ и развитием головного мозга. По поводу смысла нашего бытия Свааб призывает не обольщаться: «Жизнь случайно возникла и эволюционировала и не имеет никакой цели». Как и для всякого учёного, утешением для него в этой окружающей бессмыслице становится наука, и он защищает её с заразительной страстью, хотя бы ради которой и стоит читать его книгу.

©the village

 

Оксана Бек. Книжное обозрение.
Свою книгу Дик Свааб задумал, когда газета NRC Handelsblad предложила ему отвечать в еженедельной колонке на вопросы относительно мозга. В результате получилась монография впечатляющих размеров, без скидок на дилетантизм читателя (если не знаете, что такое нейротрансмиттеры – лучше погуглите), но все-таки «народная». Это своего рода сборник научно-популярных статей о разных аспектах работы человеческого мозга. Читать можно с любого места – открывайте оглавление и выбирайте.

Свою книгу Дик Свааб задумал, когда газета NRC Handelsblad предложила ему отвечать в еженедельной колонке на вопросы относительно мозга. В результате получилась монография впечатляющих размеров, без скидок на дилетантизм читателя (если не знаете, что такое нейротрансмиттеры – лучше погуглите), но все-таки «народная». Это своего рода сборник научно-популярных статей о разных аспектах работы человеческого мозга. Читать можно с любого места – открывайте оглавление и выбирайте. Для тех, кому интересны «злые шутки» биологии, – главы про синдром Прадера-Вилли, аутизм, нарколепсию и синдром нарушения целостности восприятия тела. Тем, кому ближе более обыденные вопросы, Свааб расскажет, почему марихуана совсем не безобидна и действительно ли спорт полезен для здоровья. А любителям совсем серьезных материй объяснит, что нейробиология думает о религии и существовании свободы воли. И складывается все это пестрое множество во впечатляющую мозаику – пейзаж, где правит Мозг.
Читая «Мы – это наш мозг», в очередной раз удивляешься хрупкости того, что мы привыкли называть «прогрессивным» и «непрогрессивным». Дик Свааб может удивить и расстроить многих. В самом деле, как это? Ученый с мировым именем, с энтузиазмом рассказывающий о светлом медицинском будущем, когда создадут нейропротезы глаз для слепых, мозговые имплантаты для парализованных и генную терапию для пациентов с болезнью Альцгеймера, – и пишет про людей такое.

Мы привыкли, что живем в бодром высокоцивилизованном мире, где все равны в правах и возможностях и каждый чуть ли не обязан «сделать себя сам», а господин Свааб заявляет: ни о каком равенстве говорить не приходится, а свободная воля невозможна чисто физически. Все ходы записаны. Пока мы покачивались в маминой матке, гены и гормоны уже упаковали для нас практически весь жизненный багаж: характер, уровень IQ, сексуальная ориентация,здоровье. Другого не будет. «Мы появляемся на свет с мозгом, который благодаря сочетаниям генетического фона и программирования за время развития в матке стал единственным в своем роде, в значительной степи уже с заложенными в нем свойствами нашего характера, нашими талантами и ограничениями. Это касается не только IQ, не только того, сова ты или жаворонок, или степени спиритуальности, а также невротического, психотического, агрессивного,антисоциального и нонконформистского поведения, но и риска возникновения таких болезней мозга, как аутизм, депрессия и наркозависимость. Когда мы взрослеем, модифицируемость нашего мозга сильно ограничивается, и наши особенности теперь таковы, каковы они есть». Досадно. Какому рвущемуся раскачать этот мир подростку понравится новость о том, что он никоим образом не готов к самостоятельной жизни, поскольку у него банально не «дозрела» префронтальная кора больших полушарий? И феминистка вряд ли придет в восторг от научного обоснования того, что мозг у мужчины и женщины работает по-разному и маскулинный заговор тут ни при чем. Да что мужчины и женщины – мозг китайца отличается от мозга европейца, и не факт, что глобализация это исправит. Особенно же «повезло» исследованиям Свааба в области сексуальной дифференциации мозга.Сообщение о том, что гомосексуализм, би- и траснссексуальность закладываются или не закладываются в нас еще в утробе матери, привело в негодование не только гомофобов, но и многих гомосексуалистов. Такой вот парадокс: можно научно объяснить людям, что бессмысленно «лечить» представителей нетрадиционной ориентации тюрьмой и электрошоком, и получить за это открытку с надписью «Ты, должно быть, очень жалеешь,что не смог поработать в Аушвице при докторе Менгеле». До известной степени отправителей открытки можно понять. Любой детерминизм пугает, а детерминизм, увязанный с биологией, немедленно порождает целую вереницу пренеприятнейших видений – от Аушвица до, похоже, не таких уж и невозможных бутилированных эмбрионов Хаксли. Но вся штука в том, что, как бы несвободен ни был человек в клетке своего мозга, варианты есть. Например, строить конвейер Хаксли или не строить. Уничтожать педофилов или разрабатывать способы максимальной нейтрализации опасного врожденного заболевания «педофилия». Убрать «неисправимого» индивида с глаз социума долой или стараться адаптировать его для жизни в социуме, а социум – для нормального его восприятия. Делать детерминизм поводом для разрушения или для капитального ремонта и новой стройки. Не секрет, что второй вариант гораздо сложнее, муторнее и уж точно не вызывает приятного притока адреналина. Но жителям бодрого высокоцивилизованного мира он подойдет куда больше.

©Книжное обозрение 23-24 (2373-2374)
ISBN 978-5-89059-289-7
Издательство Ивана Лимбаха, 2017

(Предыдущее издание: ISBN 978-5-89059-198-2, Издательство Ивана Лимбаха, тираж 2000 экз., 2013)

Пер. с нидерл.: Д. Сильвестров
Редактор И. Г. Кравцова
Компьютерная верстка: Н. Ю. Травкин
Дизайн обложки: Н. А. Теплов

Переплет, 544 стр., илл.
Формат 60x90 1/16
Тираж 600 экз.