188

вернуться

Летельер Эрнан Ривера
Фата-моргана любви с оркестром: Роман

 

Это мой третий прочитанный роман чилийского писателя за последние несколько месяцев, поэтому казалось, что я просто отложил в сторонку на время предыдущий и вновь к нему вернулся. Летельер не изменяет избранному пути летописца и воспевателя жизни чилийской пампы. Та же эстетика, та же интонация, те же акценты, что и в предыдущих текстах, но вот желание влюбить читателя в своих странных персонажей увеличивается.
Роман, местами напоминающий трагический фарс, на самом деле история о "затерянных" людях, которым Летельер, так отчаянно хочет дать голос. Как всегда, тяжкий период чилийской истории, окрашивается в гротескные тона. Пампа-Уньон, "окаянный городишко", становится главным местом действий в романе. Этот городок, который официально нигде не числится, превращается в местный Лас-Вегас и укрывает всех изнурённых тяжким и зачастую бессмысленным трудом на приисках, чтобы на время скрасить их жизнь безудержным весельем, дабы потом вновь вернутся на работу. Каждый из этих людей имеет свою маленькую историю, которой хочется сострадать, но делать это, по закону Летельера, нужно обязательно с печальной улыбкой. Сама история любви, в мареве чилийской пустыни, становится призраком, как и все эти люди, чтобы служить памятником тем, кто пытался обрести свою маленькую порцию счастья и выпросить у мироздания хоть немного благосклонности к себе.

Михаил Сергеенко

Бывают книги, в которые влюбляешься с первого предложения. Едва мой взгляд коснулся первых строк, я уже не могла выпустить «Фата-моргану» из рук, пока не перевернула последнюю страницу. Благо роман совсем небольшой и читается за один вечер. Качество издания очень хорошее, оформление как нельзя лучше подходит содержанию.Затерянный, среди самой сухой пустыни мира, городок Пампа-Уньон — ни церкви, ни отметки на карте, только селитряные шахты, да бордели. Работаем и пьем, пьем и работаем — так проходит жизнь большинства жителей Пампа-Уньон. Однако, призрачная весть о скором приезде в город президента страны, дает толчок к изменению нескольких судеб.Парикмахер Сиксто Пастор Алмансора — усатый революционер, радеющий за судьбу чилийского народа; его дочь Голондрина дель Росарио — воспитанница женского монастыря, пианистка и просто красавица, со своей маленькой, но такой чарующей тайной; трубач Бельо Сандалио — кутила, повеса и модник; члены, созданного для встречи президента оркестра, мелькающие работницы борделей, соперники героя-любовника и т.д. и т.п. — никто не обделен вниманием автора, каждый раскрыт, каждый играет свою роль до конца.А удивительная, тонкая история любви, дышащая страстью, овеянная тайной, пока еще хрупкая, но уже готовая на жертвы, настолько поэтична, возвышенна, музыкальна. Она увлекает в свой круговорот и не отпускает, влечет и манит, заставляет сопереживать и оставляет в душе немного печальный, но такой светлый след.Книга, на первый взгляд, легкая, не так проста, слой за слоем она раскрывает свое сердце — раны и трагедии людских судеб, но с такой подачей, которая встречается только в настоящей латиноамериканской литературе.Роман прямой и быстрый как стрела — начав полет, он стремительно ведет к развязке, страстностью повествования сметая на пути любые ваши попытки отложить его в сторону и вернуться к своим делам. Я очарована этой книгой.



Цирюльник Сиксто Пастор Альсамора высказывает шикарнейшую мысль: "за всю историю человечества многие брадобреи заполучали в непосредственную близость от своих лезвий шею очередного тирана, но ни одному не хватило духа собственноручно свершить справедливость". "Что до меня, черт бы их подрал, — говорил он, растягивая слова в такт медленному скольжению бритвы по кожаному жгуту, — первому же такому засранцу, который попадет в это кресло, перережу горло, не побрезгую".
Такой же свежестью, как эти две фразы, дышит и весь роман. В его героях подкупает прямота, искренность и простодушие вкупе с латиноамериканской страстностью, горячностью и удалью. Эти люди, даже загнанные в угол, даже в цепях - металлических и моральных - всегда свободны. Замечательный, хоть временами и грубоватый роман



Пампа-Уньон - городок, порожденный усталостью простых рабочих. На карте Чили Пампа-Уньон нет, государство не желает признавать его официально. В стране идет борьба с гомосексуалистами, с аморальным образом жизни – ничто не должно отвлекать шахтера от добычи селитры. Пампа-Уньон славится своими борделями, игорными и питейными заведениями, в воздухе витают алкогольные пары – как бы ни проклинали этот Содом в правительственных газетах, все равно после трудовой недели работяги придут в город-мираж и оставят там все заработанные денежки. Именно там, в селении посреди пустыни, развивается история любви двух музыкальных инструментов – чистого, несчастного пианино и громкой, вызывающей трубы.

«Фата-моргана» - первый и пока единственный переведенный на русский язык роман одного из самых интересных современных писателей Чили Эрнана Риверы Летельера. В эпилоге автор сообщает нам, что Пампа-Уньон действительно существует. Правда, теперь это очередной город-призрак, покинутый людьми после того, как добыча селитры прекратилась. Благодаря в меру используемой патетике, Летельер наделяет 1929 год чертами, свойственными золотым временам ныне утраченной целостности, когда трагедия непременно завершалась всеочищающим катарсисом. Иными словами, в «Фата-моргане» есть практически все, за что мы любим латиноамериканский роман.

Андрей Горьковой

Эта история произошла в 1929 году в пустыне Атакаме – самом сухом месте на земле. Построенный в сердце пустыни, не признанный властями, не отмеченный на картах городок Пампа-Уньон, в котором полно баров и борделей, но нет даже маленькой часовни, уже сам по себе является чем-то вроде недолговечного миража, призрака свободы для измученных шахтёров. Призрак вскоре развеется, оставив только разрушенные стены и полустёртые вывески. Но эти стены были свидетелями любви, так же подобной миражу или фата-моргане.

Селитряные копи Атакамы – родина автора, чилийского писателя Эрнана Риверы Летельера. Не из пустыни ли явился ему образ фата-морганы, удивительно точно подходящий для описания краткой, но фантастически яркой любви трубача Бельо Сандалио и пианистки Голондрины дель Росарио?

Но «Фата-моргана» – не банальная любовная история. Автор обращает взгляд на прошлое родной страны столетней давности, показывая картину угнетения рабочих в начале XX века, а то погружает читателя на бОльшую глубину, во времена тихоокеанской (или «селитряной») войны 1879–1883 гг. Сюжет выстраивается вокруг предполагаемого приезда в Пампа-Уньон президента Ибаньеса, к которому пылает классовой ненавистью отец героини, старый парикмахер Сиксто Пастор Альсамора. Революционный дух парикмахера смахивает на фарс, и похоже, речи его никто не воспринимает всерьёз; но именно осуществление анархических планов Сиксто приводит к трагической судьбе любовников, оркестра и самого городка.

В «Фата-моргане» много всего намешано – история и фантазия, комедия и трагедия, буффонада и эпос, любовь и похоть, рождение и смерть… Смесь эта (приправленная эротикой, юмором и толикой обсценных слов) на удивление лирична. А ещё она очень музыкальна. Уверен, что переводчик на русский язык (Дарья Синицына) постаралась на славу, но каким же музыкальным должен быть оригинальный текст? Одно звучание имён персонажей завораживает: Голондрина дель Росарио Альсамора Монтойя, Сиксто Пастор Альсамора, Канталисио дель Кармен, Бельо Сандалио…

Достоинства героев – не только в их звучных мелодичных именах. Все персонажи необычайно ярки: и возвышенная красавица пианистка, и длинноусый парикмахер-анархист, и рыжий трубач в бабочке, неразлучный со своим инструментом. Да и все прочие – члены оркестра (метко прозванного жителями «Литр-бандом»), шахтёры, проститутки, управляющие, карабинеры и т.д. – не менее колоритны и запомнятся надолго.

И последнее (я стараюсь не раскрывать секретов, но…) Известно, что «если в первом акте на стене висит ружье, то в последнем оно обязательно выстрелит». В «Фата-моргане» ружьё, а точнее то, что выполняет его функцию, появляется ближе к середине (в 10 главе), и читатель сразу понимает: это – именно оно. Но в последних главах Ривера Летельер настолько талантливо распорядился своим «ружьём», что запросто прощаешь ему эту очевидность.

livelib.ru

ISBN 978-5-89059-205-7
Издательство Ивана Лимбаха, 2014

Перевод с испанского Дарьи Синицыной
Редактор И.Г. Кравцова
Корректор Л.А. Самойлова
Компьютерная верстка: Н.Ю. Травкин
Дизайн: Н. А. Теплов

Переплет, 272 стр..
Формат 84x108 1/32
Тираж 2000 экз.