268

вернуться

Шмидт Арно
Ничейного отца дети

 
Лиза Биргер
Эта книга на русском — гигантский труд, и не только потому, что почти половину занимают комментарии. Перевод Татьяны Баскаковой (единственной, кто мог осилить такую махину) внимателен к каждому слову, а иначе нельзя: Шмидт исповедовал почти ревностное преклонение перед письменным словом и литературной традицией; очень часто в его текстах реалистические описания находят отражение в мифологическом мире. Слово здесь — заговор, заклинание, которое не сработает, если не будет точным. Это тем более важно, поскольку для Шмидта Бог-Творец, Primo Motore Целого, и есть тот самый Левиафан, «Не Бог, а Демон». А противостоять ему могут лишь языческие фавны, белые волчицы-оборотни, дружественные человеку моря, леса и утесы.

Горький

Мария Лебедева
«Ничейного отца дети» — лабиринт, выхода из которого нет. Остается лишь бродить по его коридорам.

Прочтение

Никита Елисеев
В России мало знают классика немецкой литературы второй половины ХХ века, поэта и прозаика Арно Шмидта (1914-1977). Разве что звезда ленинградского андерграунда, Елена Шварц, с уважением помянула его в своих стиховедческих штудиях (а у неё и такие были). Проза Арно Шмидта и вовсе не известна. И вот – трилогия: «Ничейного отца дети» (1951-1953). (На дворе у нас – 2017, но лучше поздно, чем никогда). Три романа: «Из жизни одного фавна» (человек, хоть чуточку знакомый с немецкой литературой, сходу обнаружит отсылку к названию казового текста немецкого романтизма, повести Йозефа фон Эйхендорфа «Из жизни одного бездельника»). Кстати, эта повесть была экранизирована в ГДР. Фильм показывали в СССР. В главной роли ныне забытый Дин Рид, единственный эмигрант из США в ГДР), «Брандова Пуща» (местность на северо-востоке западной Германии, где жил Арно Шмидт с перерывом на службу в частях ПВО в Норвегии и пребыванию в английском лагере для военнопленных), «Чёрные зеркала» (чёрное зеркало – магический предмет, сквозь который видно будущее. Оно – неутешительно. Глядя вперёд, мы видим лишь руины, взгляд, конечно, алармистский, но, к сожалению, чаще всего – верный).

Книжная полка Никиты Елисеева. Выпуск 56

Татьяна Сохарева
Его расширяющаяся, как вселенная, проза, в которую вшиты голоса уже умерших авторов, мифологических существ и персонажей античной литературы, представляет собой прерывистый диалог со всем культурным наследием разом. Послевоенная Германия в его прозе предстает центром мировой катастрофы, выжженной землей. Именно это катастрофическое сознание транслируют все герои его романов.

Газета.ru

ISBN 978-5-89059-303-0

Издательство Ивана Лимбаха, 2017

Перевод с нем., комментарии и послесловие Т. Баскаковой

Редактор: И. В. Булатовский
Корректор: Л. А. Самойлова
Компьютерная верстка: Н. Ю. Травкин
Дизайн обложки: Н. А. Теплов

Обложка, 648 с.
УДК 821.112.2-31«19» = 03
ББК 84 (4 Гем) 6-44
Ш 73
Формат 70×901/16 (216х178 мм)
Тираж 2000 экз.

Книгу можно приобрести