Анастасия Завозова
Еще один роман, который вышел на днях и ни в коем случае не должен пройти незамеченным. Во‑первых, потому что это роман, который своим умелым сопряжением двух времен (семнадцатого века и нашего) и двух литератур (пьес Расина и современного любовного нарратива) создает какое-то удивительно многомерное читательское пространство, в котором можно не только хорошенько затеряться, но и многое узнать о Расине — только без налета академичности и зевающей тишины библиотечных залов. Ну и во-вторых, это перевод Натальи Мавлевич, что уже само по себе должно обратить внимание читателя на этот роман.

Esquire

Владислав Толстов
Роман «Тит Беренику не любил» - очередной эксперимент в биографическом жанре. Молодая актриса расстается со своим возлюбленным, и чтобы залечить сердечную рану, отправляет ему смски со строками из пьес Жана Расина. И постепенно, листая сборники пьес, начинает изучать биографию Расина, его эпоху, его творчество. И приходит к неожиданным выводам. Что там говорить: из всех новинок биографической прозы «Тит Беренику не любил» - наверно, наиболее необычный, настоящий шедевр.

БайкалИнформ

Галина Юзефович
При таком литературоцентричном ракурсе вся жизнь Расина предстает одним мучительным, волнующим приключением, многолетним экспериментом над собой и попыткой вместить в себя и выразить словами одновременно и женскую, и мужскую природу. Каждый — даже самый незначительный — факт расиновской биографии оказывается тесно переплетен с его творчеством, из него вырастает и его же подпитывает, и тем самым обретает смысл, вес и объем. Слово как страсть, слово как порок и предательство, слово как наслаждение. А отказ от слова — как высшая мера смирения и благочестивого самоотречения. В исполнении Азуле рассказ о мистических связях, соединяющих автора и его текст, превращается в высказывание удивительной выразительности, красоты и силы.

Медуза

Елена Рыбакова
Интересный поворот темы: роман Натали Азуле, собственно, о том, что означает жить западной культурой и зачем европейцу вся эта классика, перед которой положено благоговеть. В книге есть ответ поверхностный: брошенная любовником героиня выбирает трагедии Расина, самое неудобоваримое из школьной программы, чтобы чтением громоздких виршей заглушить боль. Конечно, это не более чем обманный ход, у современной француженки, выходящей от психоаналитика, с этими мятущимися Федрой, Андромахой, Береникой не больше общего, чем у страдалиц XVII века с героинями античной сцены. Если начистоту, классика ни от чего не спасает и прекрасна сама по себе; глотающая Расина, как антидепрессант, героиня неожиданно обнаруживает, что устройство александрийского стиха, театральная механика и борьба короля с религиозной оппозицией занимают ее не меньше, чем дела любовные. «Тит Беренику не любил» Натали Азуле не претендует на большую идею. Задача здесь скромнее, зато вернее наслаждение – следить, как сплавляются в единое целое любовный роман, высокая трагедия и биографическая хроника. Мы заняты собой и требуем от искусства, чтобы оно занималось нами, выясняло вместе с нами отношения с современностью и интересовалось нашими любовными драмами, но так, разумеется, было не всегда. У Азуле выходит так, что желающему вылечиться от любовного эгоизма стоит начать с эгоизма культурного – с того, чтобы признать за другой эпохой право быть не похожей на нас. Слова и периоды в ее романе притираются друг к другу, меняют тяжесть, усваивают новую гибкость, язык совершает громадную работу, чтобы у любовной драмы XXI века появилась возможность выговориться не только детскими «любит – не любит». Хотя сказано вроде на века: Тит Беренику, Пирр Андромаху, Эней Дидону не любил.

Ведомости

Николай Александров
По существу – биография Жана Расина, рассказ о его жизни и творчестве. Но что здесь важно – подчеркнутая субъективность. Главная героиня обращается к Расину, пытаясь залечить рану расставания с возлюбленным. Через собственную боль ей открывается Расин, его стихи, строй его трагедий. Чувство и опыт утраты ведет к познанию, позволяет увидеть то, что раньше было скрыто.

Эхо Москвы

Ольга Лебёдушкина
Образцовые французские влюблённые читают Расина и вставляют в эсэмэски половинки александрийских стихов. По крайней мере, так думает французская писательница Натали Азуле, точнее — её героиня, которая переживает любовную драму и заключает с собой пари: "Если она поймет, как удалось этому буржуа из провинции изобразить в таких пронзительных стихах женскую любовь, то поймет, почему ее бросил Тит. Нелогично, абсурдно, но ей кажется, что Расин — та точка, где мужское начало предельно близко к женскому, он — Гибралтарская скала меж двух полов. Вслух она не признается. Официальная версия такова: она хочет убежать из своего времени, из своего сегодня, создать что-то, что отвлечет ее от горя, вылепить нечто ощутимое вслепую, поскольку слезы застилают взор". Можно ли описать страдания и муки нашей современности языком высокой расиновской трагедии? Роман Натали Азуле представляет собой такую попытку, а заодно в текст вплетается целый трактат о Расине.

Радио Культура

ISBN 978-5 89059-308-5

Издательство Ивана Лимбаха, 2017

Перевод с фр. Н. Мавлевич

Редактор: И. В. Булатовский
Корректор: Л. А. Самойлова
Компьютерная верстка: Н. Ю. Травкин
Дизайн обложки: Н. А. Теплов

Переплет, 328 с.
УДК 821.133.1-31 «20» 161.1 = 03.133.1
ББК 84 (4 Фр) 6-44-021*83.3
А 35
Формат 70×90 1/32 (172х110 мм)
Тираж 2000 экз.

Книгу можно приобрести