278

вернуться

Барбье Патрик
Празднества в Неаполе: театр, музыка и кастраты в XVIII веке

 
Галина Юзефович
Книга французского историка и культуролога Патрика Барбье (русскому читателю он известен «Историей кастратов», биографией Полины Виардо и блистательной «Венецией Вивальди») носит самое легкомысленное название и читается как развлекательный исторический роман, однако на практике представляет собой серьезное, фундированное и парадоксальным образом актуальное исследование такой важной области, как государственная политика в сфере культуры. В фокусе внимания Барбье — правление Карла Бурбона, сына испанского короля Филипа V, ставшего в 1734 году первым полностью независимым правителем Неаполитанского королевства.

Тщедушный, носатый, смуглый и, в отличие от своего отца-меломана, абсолютно равнодушный к прекрасному, Карл в 20 лет получил в управление область до невозможности проблемную в силу исторических и экономических причин, а в дополнение ко всему совершенно помешанную на музыке. Перенаселенная (Неаполь в XVIII веке был третьим по размеру городом Европы после куда более благоустроенных Лондона и Парижа), грязная, чудовищно криминализированная, праздная (не столько в силу естественных наклонностей горожан, сколько в силу объективной нехватки рабочих мест) столица Неаполитанского королевства была приобретением более, чем сомнительного качества. 

Вместе со своей юной женой Марией-Амалией, дочерью польского короля Августа Сильного (на протяжении всей ее жизни Карл был пылко влюблен в супругу, а описание их первой брачной ночи, отправленное счастливым супругом родителям — один из самых трогательных и смешных моментов в книге), молодой король взялся исправлять нравы и приводить в порядок обветшавшее неаполитанское хозяйство. А надежным рычагом в этом деле для него стала любовь неаполитанцев к музыке, пению и культуре в целом.

Карл перестраивает главный городской театр таким образом, чтобы он стал частью королевского дворца — теперь, отправляясь в оперу, горожане словно бы приходят в гости к своему монарху, чтобы вместе с ним насладиться любимым зрелищем (сам Карл оперу едва выносил и открыто зевал во время представления, но стоически терпел эти муки ради единения с народом). Король поддерживает все четыре городские консерватории — сиротские приюты, которые постепенно становятся кузницей лучших музыкальных кадров для всей Европы. Карл по мере сил потворствует страстной любви неаполитанцев к уличным празднествам, пытаясь в то же время сделать их чуть менее дикими и варварскими — так, именно в его правление окончательно запрещают передвижную «Кокань» (так именовали один аттракцион — горожанам предлагалось в страшной давке штурмовать платформы, декорированные разнообразной снедью). Уроженка Саксонии Мария-Амалия приносит на неаполитанскую землю искусство фарфора, который на многие годы становится одним из источников богатства и объектом национальной гордости ее подданных. 

Свободно плещась в реке времени и каждый раз выныривая на поверхность с новой яркой историй, анекдотом или неожиданной подробностью (многие из них вам наверняка захочется сохранить в памяти, чтобы после пересказать друзьям), Барбье в то же время вполне четко показывает, как любое — даже самое несовершенное правление — может быть облагорожено и даже исправлено грамотным, вдумчивым и уважительным отношением к культуре. Если бы существовал список рекомендательного чтения для отечественных чиновников от культуры, «Празднества в Неаполе» Патрика Барбье следовало бы включить в него под гордым номером один. 

Meduza

Данил Леховицер
Патрик Барбье — французский музыковед и специалист по истории оперы. «Празднества в Неаполе» — уже четвертая его работа, переведенная на русский язык, и в этом случае любовь русских издателей к нему вполне объяснима. Ведь его книги — это не высоколобые труды для избранных, но авторитетные исследования, которые читаются как увлекательный роман. Что же касается Неаполя — нового предмета интереса Барбье, — то он считает его колыбелью итальянской музыки эпохи барокко, подарившей миру оперу-буффа и известных на всю Европу певцов-кастратов. Параллельно можно узнать, как появилась мафия каморра и почему Карла ІІІ де Бурбона так полюбили неаполитанцы.

The Village

Михаил Визель
Неаполь — самый южный из знаменитых итальянских «городов искусств» и, откровенно говоря, самый сомнительный из них с точки зрения «туристо руссо». Да, конечно, в его музеях выставлены, в частности, подлинники самых известных античных статуй, собранных кардиналом Фарнезе, первым догадавшимся копнуть поглубже, в прямом смысле, в римских руинах; но туристов пугают жара, грязь, карманники и якобы вездесущая мафия. Но так было не всегда. В первой половине XVIII века в столице бурбонского Королевства обеих Сицилий блистали первые рок-звезды — кастраты Фаринелли и Каффарелли, для которых писали первые хитмейкеры — Порпора и Перголези. Об этом невероятном веке и пишет Барбье, уже известный российской публике как автор книг о Полине Виардо, Венеции Вивальди, а главное — о самóм феномене кастратов и неразрывно связанном с ними неаполитанском театре Сан-Карло. Перед началом туристического сезона — чрезвычайно полезное дополнение к путеводителям.

Год литературы

ISBN 978-5-89059-309-2

Издательство Ивана Лимбаха, 2018

Перевод с фр. С. Б. Райского и И. В. Морозовой

Редактор: И. Г. Кравцова
Корректор: Л. А. Самойлова
Компьютерная верстка: Н. Ю. Травкин
Дизайн обложки: Н. А. Теплов

Обложка, 416 с.
УДК 782.1(450)
ББК 85.335.41
Б 24
Формат 84×1081/32 (200х124 мм)
Тираж 2000 экз.

Книгу можно приобрести