Визель Михаил

5 книг недели. Выбор шеф-редактора 

«Алексей, человек Божий» — христианский святой, чья популярность на Руси уступала разве только Николаю Угоднику. Между тем зиждется эта слава на поступке, мягко говоря, странном. Накануне свадьбы юноша из хорошей римской семьи — ревностных христиан, между прочим, вручает невесте свою пряжку, говорит ей: «Сохрани это, и да будет между тобою и мною Господь, доколе не обновит нас Своей благодатью»… и исчезает на 17 лет. И возвращается, изменившись настолько, что родные его не узнают, так что он живет в собственном доме как нищий приживала. О том, где проходит граница между подвигом во имя веры и откровенным неадекватом, юродством Христа ради и ничем не оправданной жестокостью по отношению к ближайшим людям, размышляли множество философов, богословов и поэтов. Московский писатель и переводчик А. Ярин присоединяет к ним свой голос. Похоже, он считает, что мотивы ломающего границы житейского здравого смысла поступка Алексея можно понять только с помощью таких же ломающих представления о причинно-следственных связях диалогов, которые ведут между собой герои — император со своим сановником, сам Алексей с невестой и моряком и т. д. Это необычное чтение, но книга невелика (180 стр.), можно попытаться проникнуть в ее логику. И через нее — в логику Алексея, человека Божьего.

Егор Михайлов
Поэтическое упражнение в жанре жития — не то пьеса, не то притча, контрапункт к постмодернистскому «Лавру».

Афиша: 28 главных книг этой весны

Ольга Балла-Гертман
Вполне вероятно, что эта небольшая, очень тихая, полная совершенно традиционных по видимости черт книжечка делает не только радикально новый шаг в русской словесности, но и шаг за пределы словесности как таковой – к самим корням миропонимания. Ярин проблематизирует своей книжечкой новоевропейского человека с его привычными установками и ценностями, заключает его в скобки, обозначая тем самым, что за этими скобками существует много такого, что в наше новоевропейское разумение не помещается. Автор вложил в наши руки множество ключей к неоткрываемой двери. Он рассыпал их по всему тексту – только подбирай.

Радио Свобода

Удивил меня Александр Ярин, давно известный как очень хороший переводчик с английского и немецкого – драматургических, прозаических, философских, богословских текстов (переводил авторов масштаба Сэмюэла Беккета, Ханса Георга Гадамера, Вальтера Беньямина, Пауля Целана). В этом году он явил нам собственную прозу: «Жизнь Алексея. Диалоги» – житие Алексея, человека Божия, рассказанное в крайне нетипичной для житийной литературы диалогической форме. Тут сказался опыт общения автора с теми типами текстов, с которыми он работал как переводчик: его мышление в этой небольшой книжечке одновременно драматургично, философично, теологично, а создаваемый им текст на каждой странице заглядывает за пределы освоенных прозой возможностей, желая быть всем сразу – заодно и поэзией, и даже музыкой (книга самим автором заявлена как «фантазия» в музыкальном смысле на заданную тему). Это одна из самых чудесных и таинственных книг, читанных мною в этом году (таинственная – точно самая).

Литературные итоги первого полугодия 2018

ISBN 978-5-89059-313-9

Издательство Ивана Лимбаха, 2018

Редактор: И. Г. Кравцова
Корректор: Н. В. Нестерова
Компьютерная верстка: Н. Ю. Травкин
Дизайн обложки: Н. А. Теплов

Обложка, 184 с.
УДК 821.161.1-3 «20»
ББК 84.3 (2 = 411.2) 6-4
Я 73
Формат 84×1081/32(200х124 мм)
Тираж 1000 экз.

Книгу можно приобрести