280

вернуться

Ярин Александр
Жизнь Алексея: диалоги

 
Алексей Зеленский
Книга Александра Ярина – это подрыв русской культуры текста. Тогда как многие грустят в дождливый день о несостоявшемся знакомстве с Марселем Прустом (я), им бы петь радостные гимны, что с автором «Жизни Алексея» можно познакомиться и подружиться (тоже я). Это произведение – абсолютная смелость и свобода. Новаторство в нём – не прошлогоднее, вновь и вновь переживаемое новаторство авангарда и модернизма, а завтрашнее, о котором надо ещё учиться говорить. Я всем советую сходить на презентацию. И ещё больше рекомендую сходить в Дом книги на Арбате, Фаланстер, Циолковский (лучше проверить, но должна быть) или в другой ваш любимый книжный и купить книгу, пока есть.

Facebook

Игорь Булатовский
В «Учении горы Сен-Виктуар» Петер Хандке вспоминает, как в детстве придумал, что у них в доме (в Каринтии), под лестницей, где была поленница, тайно поселился и жил неузнанным святой Алексей. Для Хандке здесь первична поленница: на протяжении всей повести – это такой вход в просвечивающую темную глубину мира. Но трогает прежде всего эта детская тайна, секрет, разделенный с воображаемым гостем. Это секрет кенозиса. Секрет игры в прятки, соединяющей в себе три сладостно болезненных чувства: потерянности, одиночества, найденности. Вообще, история святого Алексея очень детская, инфантильная по сути. Это история о четвертом чувстве – ненайденности. Есть в ней что-то от ситуации, когда ты так хорошо спрятался и тебя так долго не могут найти, что начинает казаться, будто все о тебе забыли и пошли играть в другую игру – жизнь. А ты остался в своей игре, в которую никто больше не играет. Как быть? Обнаружить себя? А вдруг игра еще не закончилась? Сидеть в своем тайнике и дальше? Но ради чего? Чтобы тебя нашли? Чтобы тебя не нашли? Что придаст тебе терпения? Желание быть найденным? Желание быть ненайденным? Желание быть виноватым? Желание быть оплаканным? К этим вопросам приближает книга о парадоксальном языке святости, книга, раздающая роли разным формам непонимания языка, которым говорит поступок Алексея (исторической, психоаналитической, филологической etc.), – книга Александра Ярина «Жизнь Алексея: диалоги». Жанр этой книги трудноопределим, но почтенен в своей пестрой генеалогии: «Искушение святого Антония» Флобера, «Римские деяния», риторика Горгия, диалоги Платона, Лукиана и Мальбранша... Критики флоберовского «Антония» вопрошали: «Зачем это?» Флобер не знал, что ответить, но писал и переделывал «Искушение» всю жизнь, – видимо, чтобы понять, зачем он это делает.

Facebook

Стефан Слободяну
Пару слов о книге. Дочитал вчера. Удивительное прочтение, раскрывающийся глубокий смысл простых и сложных вещей, что одно и то же, как оказалось. История-проживание-уход и возвращение. «Круглое знание.» Я бы назвал такого рода литературу спасающим делом и необходимым сегодня каждому, тем более в такое время, когда с каждым днём последние вещи ставятся под все более жирным знаком вопроса. Получается, что конца не бывает. P.s Тёплая литература, очень христианская. С восточным философским, как мне показалось, отсылом.

Facebook

ISBN 978-5-89059-313-9

Издательство Ивана Лимбаха, 2018

Редактор: И. Г. Кравцова
Корректор: Н. В. Нестерова
Компьютерная верстка: Н. Ю. Травкин
Дизайн обложки: Н. А. Теплов

Обложка, 184 с.
УДК 821.161.1-3 «20»
ББК 84.3 (2 = 411.2) 6-4
Я 73
Формат 84×1081/32(200х124 мм)
Тираж 1000 экз.

Книгу можно приобрести