olga.mzhelskaya
«В моих руках сокровище — книга «Слова без музыки» современного композитора-минималиста Филипа Гласса. Кто такой же фанатик его музыки? Кстати, из неожиданного — семья его отца родом из Беларуси. Оказывается, Гласса не только слушать великое наслаждение, но и читать. Как если у тебя в руках батончик любимого марципана: ты по тонкому кусочку отрезаешь от него, приклеиваешь языком к нёбу и растягиваешь удовольствие от вкуса тёртого миндаля. Так и с это книгой: я очень хотела поскорее заполучить её из-за обожания Гласса. Но когда она оказалась в моих руках, испугалась — 450 страниц! Я была уверена, что все они о музыке и я ничерта не пойму. Но оказалось это целых 450 страниц удовольствия. Гласс рассказывает о своей семье. Отец был торговцем пластинок, в какой-то момент стал много слушал модернистов, чтобы понять, как их продать (пылились на полках), и в итоге так заслушался, что влюбился в них сам и влюбил покупателей. Мать была прогрессивных взглядов и больше внимание уделяла собственному образованию. Много интересного рассказывает Гласс о своей учёбе, первых шагах в музыке, о том, как просачивался подростком в джазовые клубы, как тусовался с концептуальными художниками в нью-йоркских лофтах, как они повлияли на его взгляды и как итог — на его музыку, как на его концерты приходило по 10 человек и вдруг приглашают в Метрополитен-опера с постановкой его оперы «Эйнштейн на пляже», на которую были проданы все билеты. Как до 40 лет он был сантехником, водителем микроавтобуса, таксистом и т.д. . Удивительные истории о том, как музыканту не важно, понимают его или нет. Он упрямо верит в себя и идёт вперед. Очень вдохновляет. И будоражит, когда на страницах музыканта читаешь о концептуальном искусстве 60-70, о том, как он помогал Ричарду Серра (один из самых крутых скульптор ХХв. Его работу в виде огромного лабиринта из ржавых стен можно увидеть в музее Гуггенхайм), потому что был слесарем и знал, как работать с металлом. О литературе — уважаемом мною Сэмюэле Беккете и обожаемом Жане Жене. По итогу Гласс написал музыку к театральным постановкам и того, и другого. Всё! Больше спойлерить не буду. Скажу только, что эта книга понравится пытливым умам»

solve
Невероятно интересная автобиография важного композитора-новатора современности, наполненная историческим контекстом и потому читающаяся как своеобразный и увлекательно написанный справочник культуры целой эпохи. Глубокое погружение как в особенности личности и работы Гласса, так и в окружавшую его на протяжении жизни среду. Очень круто и увлекательно!

Лабиринт

Дмитрий Бавильский
Гласс помог мне своей конкретностью, проявляющейся у него во всём, что он говорит, делает или пишет – то есть, такие книги, как «Слова без музыки» важны своей нарочитой приземлённостью (например, схожим образом Ингмар Бергман сделал свои «Картины») и мнимым демократизмом, переводящим отвлечённые материи во вполне осязаемые, для того, кто в танке, технологии. «Работая над этими пьесами, я ставил в центр произведения музыкальный язык. Под «языком» я подразумеваю решения, принимаемые в каждый миг, когда сочиняется каждая нота произведения. Чтобы создать это произведение, я должен был найти музыку, которая удержит внимание зрителя. Вместо «сюжета» я стал использовать процесс, а основывался этот процесс на повторении и изменении. Тем самым язык становился понятнее, поскольку у слушателя было время над ним поразмыслить, пока произведение быстро развивалось…» Помимо основного, Гласс говорит здесь о принципе, знакомом каждому исполнителю и слушателю – осознанности каждой взятой или написанной ноты. Мы прекрасно знаем, как некоторые музыканты (таких большинство) играют не приходя в сознание. Подлинная же кайфушечка первородства начинается с осмысления каждой единицы творения. С какого-то момента я заметил, что почти всё, что Гласс говорит о «творческой кухне» композитора близко мне, как литератору. Точно он намеренно проводит чёткие параллели между разными видами искусства, вырабатывая единую концептуальную базу для любого современного творца. И тут важны не только «секреты мастерства», но и личная, человеческая позиция автора, первая оперная трилогия которого посвящена гениям ненасильственного преображения мира, вторая, созданная по сказкам Жана Кокто, – спасительной силе творческой фантазии и волшебству как ремеслу повседневного нахождения красоты, доступного практически каждому человеку – стоит лишь немного поработать над собой.

paslen

ISBN 978-5-89059-307-8

Издательство Ивана Лимбаха, 2017

Перевод с англ. С. Силаковой

Редактор: И. В. Булатовский
Корректор: Л. А. Самойлова
Компьютерная верстка: Н. Ю. Травкин
Дизайн обложки: Н. А. Теплов

Обложка, 472 с.
УДК 929:78Гласс = 161.1 = 03.111
ББК 85.313 (7Сое-4) 6-8Гласс-021*83.3
Г 52
Формат 60×901/16(220х154 мм)
Тираж 2000 экз.

Книгу можно приобрести