вернуться

Дубровкин Роман

Переводы:
Освобожденный Иерусалим

 

Роман Михайлович Дубровкин дебютировал в 1977 году переводами, опубликованными в поэтических томах Библиотеки всемирной литературы. Был рано замечен ведущими мастерами поэтического перевода — М. Ваксмахером, В. Левиком и Л. Гинзбургом. Сам Дубровкин считает себя прямым последователем А. Штейнберга, о котором написал мемуарный очерк.

Публиковал переводы с английского, французского, немецкого, итальянского, новогреческого — переводил Э. По, Г. Лонгфелло, Р. Киплинга, У. Б. Йейтса, Р. Фроста, П. Ронсара, В. Гюго, А. Рембо, Э. Верхарна, К. Брентано, Ф. Петрарку, Т. Тассо, Микеланджело, К. Кавафиса, Й. Сефериса, Я. Рицоса и многих других поэтов.

Почти полностью перевел поэтическое наследие Стефана Малларме, издал в своих переводах книгу Поля Валери (М., 1992). Большое внимание уделял литературам стран Африки и Канады. Составитель антологии «Итальянская поэзия в русских переводах» (М., 1992), автор монографии «Стефан Малларме и Россия» (Берн, 1998) и ряда статей, посвященных русско-французским литературным связям. Лауреат премии «Мастер» (2014). Доктор филологии Женевского университета.

Все его многочисленные переводы можно посмотреть здесь.

О переводе «Освобожденного Иерусалима» Торквато Тассо:

«Мечта перевести «Освобожденный Иерусалим» и надежда довести эту работу до конца возникли у меня давно — лет тридцать пять тому назад, в середине 1980-х. При составлении антологии «Итальянская поэзия в русских переводах», вышедшей лишь в 1992 году, я обратил внимание на вопиющее несоответствие между всемирной известностью поэмы и отсутствием ее убедительного переложения на русский язык. <...>

Я знал, что в XIX веке сведения о творении Tacco включались в России в школьные поэтики и университетские курсы; что в периодической печати и в личной переписке многих выдающихся писателей велись оживленные споры о принципах и приемах перевода «Освобожденного Иерусалима»; знал, что на протяжении десятилетий великая поэма была у нас обязательной книгой в библиотеке любого образованного человека; знал, что, существуй в то время «индекс цитирования», имена ее персонажей заняли бы одно из первых мест, а имя прекрасной чародейки Армиды («Лобзать уста младых Армид» у Пушкина и т. д.) настолько глубоко проникло в отечественный литературный обиход, что его уже не требовалось комментировать. Сочетание «Сады Армиды» фиксировалось словарями как крылатая фраза.

Полдюжины переложений поэмы контрастировали с этим знанием. <...>

Переводя «Иерусалим», я решал собственные задачи, прежде всего, как это ни самонадеянно звучит, мечтал убедить аудиторию в величии Тассо, переместить его гениальную поэму из наследия в современность».



Интервью Романа Дубровкина о его работе над новым переводом «Освобожденного Иерусалима» Торквато Тассо доступно по ссылке.