2356 р.

вернуться

Поэтический андерграунд
6 книг

 

В набор входят книги самых заметных и, напротив, незаслуженно незамеченных поэтов советского андерграунда ХХ века. Его представители, сохранив преемственность поколений, позволили русскому поэтическому слову жить и развиваться, открывая новую для себя форму и содержание. Оформленные в едином и неповторимом стиле, книги станут отличным подарком для всех любителей неклассической поэзии на русском языке.

Обычно общая цена этих шести книг — 3141 рубль. Такой набор мы предлагаем за 2356 рублей.  

1. Лев Рубинштейн — «Регулярное письмо»

С начала 1970-х гг. Лев Рубинштейн разрабатывает стилистику минимализма. Он создал уникальный жанр, соединяющий в себе черты поэзии, прозы, драматургии и перформанса. В его текстах разговорная речь соседствует с фрагментами классического стиха, а словесные штампы перемежаются философскими размышлениями.

2. Д.А. Пригов — «Советские тексты»

Сборник сочинений 1979-1984 годов известного писателя и художника группы московских постмодернистов.

3. Олег Григорьев — «Птица в клетке»

Наиболее полное издание литературного наследия поэта Олега Григорьева (1943-1992), представителя ленинградского андеграунда. Включены его стихи для детей, лирика, поэма, а также прозаические произведения. В книге представлено большинство произведений О. Григорьева, оказавшихся в поле зрения составителя, — источниками для настоящего издания послужили книжные публикации, журнальные и газетные подборки, а также просмотренная и выправленная самим поэтом машинопись. Ряд произведений публикуется впервые. 

4. Роальд Мандельштам — Собрание стихотворений. Изд. 2-е, испр. и доп.

Настоящее издание — самое полное на сегодня собрание произведений Роальда Мандельштама (1932–1961), зачинателя послевоенной неподцензурной литературы, первого поэта, ставшего известным исключительно благодаря самиздату. Роальд Мандельштам, как и его друзья-художники (А. Арефьев, Р. Васми, В. Громов, Р. Гудзенко, Л. Титов, А. Траугот, Вл. Шагин, Ш. Шварц), принадлежит к поколению военных детей, строивших свое искусство и миросозерцание на руинах цивилизации, ощущавших себя одновременно дикарями и наследниками Серебряного века. Стихи Роальда Мандельштама отталкиваются от стилизации Блока, Гумилева, Хлебникова и прорываются в экспрессионистический мир послеблокадного Ленинграда, полный страха и затаенного восторга.

Издание дополнено ранее не публиковавшимися стихотворениями и рисунками поэта.

5. Наталья Горбаневская — «Избранные стихотворения»

Всю жизнь Наталья Горбаневская (1936–2013) формировала из своих новых и старых поэтических сборников постоянно видоизменяющее «избранное». Первое такое «избранное» – «Побережье» – появилось в 1972 году. Следующим шагом в этом направлении стала книга «Не спи на закате» (1996). И наконец, в 2003 году вышел ее «Русско-русский разговор» – избранное из избранного. Кроме того, с 1992 года Горбаневская стала «выращивать» циклы из своей излюбленной поэтической формы – восьмистишия. В сборнике «Чайная роза» (2006) восемь написанных к тому времени циклов восьмистиший (по тринадцать стихотворений в каждом) впервые были собраны вместе в разделе «8х13х8». В книге, выпущенной нашим издательством, учтены эти две линии формирования Натальей Горбаневской своего поэтического корпуса.
«Свои первые стихи Сергей Стратановский написал в конце шестидесятых годов, и это уже были вещи сложившегося, совершенно оригинального автора», в 1970-е «вместе со стихами его соратников и друзей — Елены Шварц, Виктора Кривулина и Александра Миронова — они становятся едва ли не основным содержанием русской поэзии того времени в ее ленинградском изводе, самым чистым ее воздухом» (Михаил Айзенберг).
«Стихи Стратановского – бесконечно повторяющиеся, обреченные на неудачу попытки человека, видевшего свет, рассказать о нем слепым. Попытки рассказать о грядущей и, быть может, уже идущей катастрофе тем, кто не способен ее различить, тем, кто гибнет в полной темноте, не понимая, почему и за что. В мире, который выражает Стратановский, жить нельзя, но, кажется, это и есть тот мир, который окружает нас каждодневно, только мы не различаем той его страшной подоплеки, которую видит поэт сквозь радужную поволоку насущного» (Виктор Кривулин)