Константин Поздняков, «Независимая газета»

«Стиг Дагерман – один из тех деятелей искусства, которых никакие жанровые рамки не волнуют, писатель использует определенные нарративные элементы настолько виртуозно, что теоретически мог бы составить конкуренцию любому мастеру детектива или хоррора. По всему роману рассыпаны загадки, таинственные намеки, подозрительные детали. (...)

«Остров обреченных» – чтение не из легких. Писатель нарочно изматывает не только героев, но и читателей, создавая запутанный повествовательный лабиринт. Плутая по его душным коридорам, рискуешь не выбраться наружу. Душевные болезни и одержимости «другого» в какой-то момент начинают казаться собственными, потому что некоторые точки зрения персонажей способны поглотить реципиента без остатка. Тем не менее читать роман нужно, потому что «Остров обреченных» воспевает подлинную свободу, которой, как известно, много не бывает. И это лишний раз подтверждает, что роман Стига Дагермана будет актуален в любое время».

Константин Поздняков, «Излить мертвецу свою душу», «Независимая газета»

Анастасия Завозова, Esquire

«Некоторые писатели для всего мира созревают чуть позже, чем для своей родной страны, и в случае со Стигом Дагерманом, важной фигурой шведского модернизма, это как раз так и случилось. Внезапно точная, туго натянутая, полная смыслов и при этом достаточно стилистически экономная проза Дагермана отозвалась в XXI веке сильнее, чем в XX — с приходом к власти автофикшена, с постепенным размыванием границ между реальностью, укорененностью повествования в этом мире и художественным вымыслом границы литературы основательно раздвинулись, и прекрасно странный сюрреалистический роман об изоляции, отчуждении и семи неприкаянных душах на одном острове вдруг стал не просто более понятным, а даже — актуальным».

 Анастасия Завозова, журнал Esquire, «15 главных переводных романов 2021 года»

Валерий Шлыков, «Горький»

«В душе каждого из семерых разверзлась незаживающая рана, которая не прекращает причинять им страдания; но именно благодаря ей они оказываются способны постичь истинную природу мироустройства. Метафизическая сверхчувствительность героев Дагермана («в мире нет ничего более мягкого») делает их не какими-то психически ненормальными, а, напротив, своего рода сверхлюдьми, людьми par excellence. Только им под силу встать вровень и сразиться с бытием — пусть в безнадежной и нечестной, но такой необходимой схватке.

Поэтому если от чего и бегут герои романа, то не от реальности вообще, а от неподлинной реальности, реальности повседневного человеческого мира, мира условностей, пошлости и пустоты, которым, словно бесконечным тяжелым одеялом, накрыты-придавлены все мы».

«Семеро против бытия», «Горький»

Екатерина Писарева, «Афиша Daily»

«Манифест шведского модернизма — роман, написанный за две недели».

Екатерина Писарева. 25 новых книг, которые стоит купить на «Красной площади», «Афиша Daily»

Елена Анисимова, «Собака.ru»

В родной для ее автора Швеции роман переиздавали семь раз. «Остров осужденных» — модернистский текст о выживании пятерых мужчин и двух женщин после кораблекрушения без еды и воды.

Елена Анисимова, «21 отличная книга, чтобы прочесть в 2021-м», «Собака.ru»

Иван Напреенко, «Горький»

«Остров обреченных — или, в другом варианте перевода, «осужденных» — повествует о семи жертвах кораблекрушения, которые доживают, сходя с ума от жажды, последние дни на необитаемом клочке земли. Роман двухчастен: в первой части Дагерман копается в прошлом героев, выворачивает наружу детские страхи, во второй — сталкивает двух оставшихся в живых героев, собственное альтер эго и капитана-фашиста. Это болезненно-густая, невротическая проза, полная сквозных метафор и гротескной лихорадочности».

«Горький»

ISBN 978-5-89059-413-6
Издательство Ивана Лимбаха, 2021

Пер. со швед. Н. А. Пресс
Редактор Д. А. Мордзилович
Корректор Л. А. Самойлова
Компьютерная верстка Н. Ю. Травкин
Дизайн обложки Н. А. Теплов

Переплет, 464 с.

УДК 821.113.6-31 «19» = 161.1 = 03.113.6
ББК 84.3 (4Шве)-44-021*83.3
Д 14

Формат 75x901/32
Тираж 2000 экз.
16+